Москва: +7 (499) 110-36-94 , mos@contractelectronica.ru
Санкт-Петербург: +7 (499) 110-36-94 , spb@contractelectronica.ru

 
Slider

Рынок разработок в России: ставка на качество

Александр Шохин, технический директор компании RAP Electronics

Автор рассматривает основные тенденции развития российского рынка разработок электроники, его взаимодействие с другими секторами отрасли. Оценивается уровень конкурентоспособности российских разработок, называются основные проблемы, сдерживающие развитие рынка контрактной разработки.

Версия в PDF (347Kb)

В начале разговора необходимо отметить, что российская экономика находится в движении, в переходном состоянии, поэтому сложно выработать какую-то обобщающую оценку состояния дел в отрасли. Важно отметить также, что разработки — органичная часть электронной промышленности, и положение дел в этой области неразрывно связано с ситуацией в целом. Поэтому правильная постановка вопроса состоит в оценке того, насколько успешно сектор разработки взаимодействует с другими секторами отрасли. Порядок рассуждения, к примеру, может быть таков: у каждого сотрудника внутри фирмы есть своя постоянная времени — это то время, на которое задерживаются процессы, в которых участвует этот работник. Разработчики вносят свой вклад в развитие промышленности, и мы должны оценить, каков он?

Совсем недавно о компаниях-разработчиках вообще не было слышно. На профильных ярмарках и выставках правили бал поставщики комплектации, а смыслом и желанной целью таких мероприятий был «захват и обольщение» технических специалистов заводов-производителей.

И вот пришли новые времена. Появление контрактных производителей и начало формирования рынка подобных услуг вызвали спрос на контрактную разработку. В числе заказчиков выступают как сами контрактные производители, имеющие собственные рынки сбыта, так и промышленные предприятия, которые, не имея своих ресурсов, готовы размещать заказы на стороне. Причем, в глобальном смысле, рынок разработки существует, и на нем лидируют фирмы-разработчики из Индии и Китая.

Насколько конкурентоспособны наши, российские разработчики? Как мне видится, в некоторых секторах промышленности — вполне. Ведь есть разработка и... разработка. Есть наукоемкие, пионерские разработки с большой долей интеллектуальной собственности, и во многих мировых центрах успешно работают инженеры русской школы. Вся наша оборонная и космическая промышленность держится именно на этой удивительной способности — просто решать сложные задачи. Кроме того, существует такая область разработки, как поддержка развивающейся технологии производства. При этом конкуренция вынуждает производителей часто менять модели, совершенствовать технологии — и, как следствие, порождает необходимость переработки существующих изделий. Правда, именно эти работы р еже всего отдаются контрактным разработчикам по политическим соображениям. Вообще, следует отметить, что именно конкуренция в разных смыслах — основной поставщик заказов для разработчиков, и поэтому они не должны препятствовать ей своими действиями.

Могут ли отечественные компании-разработчики составить конкуренцию на мировом рынке? Сомневаюсь, да и смысла в этом особого не вижу. Правильной стратегией развития, на мой взгляд, являются освоение непаханой целины внутреннего рынка, наработка опыта и уже затем — выход на внешние рынки.

Спрос на внутреннем российском рынке многократно превышает предложение, и кадровый дефицит, на мой взгляд, уже стал существенным сдерживающим фактором. При этом уровень подготовки разработчиков соответствует уровню производственных технологий, а зачастую и превосходит его. Как и в старые времена, выпуск целого вузовского курса дает промышленности одного-двух разработчиков, и этого совершенно недостаточно.

Улучшить ситуацию можно путем повышения производительности труда разработчиков, внедрения более совершенного инструментария и переподготовки специалистов. Надо признать, что техническое оснащение не является сегодня ограничивающим фактором, потому что широкое распространение получила практика использования нелицензионного ПО в небольших компаниях, которых сегодня большинство. Практика применения элементной базы также не замедляет общего движения. Так, в последнее десятилетие с момента появления компонента на рынке до постановки в серию проходит уже не 6 — 8, а всего лишь 2 — 3 месяца. То есть первые же промышленные партии компонентов идут в Россию, и это отрадно. Такая мобильность является сильной стороной российских производителей и часто позволяет обойти конкурентов из Европы в плане технического совершенства изделий. Разумеется, на рынке компьютеров и товаров широкого потребления бал правят китайцы, и темпы внедрения инноваций в этих секторах рынка у них существенно выше. Однако рынки емкостью до 100 тысяч изделий в год не выглядят для них слишком привлекательными, и это можно использовать.

Слабым местом разработок чаще всего становится управление. Отсутствие амбиций и расплывчатость целей руководства выражаются в отсутствии четких критериев оценки деятельности всех подразделений, и разработки в особенности. Затягивание сроков, неумение признавать неудачи, распыление средств — все это нередко приводит предприятия к потере лидерских позиций.

Время вывода разработки на рынок — это самый важный индикатор способности предприятия реагировать на запросы рынка и единственно важный критерий для оценки эффективности компании как разработчика. Руководителям следует знать, что оптимальный срок вывода разработки на рынок 6 — 9 месяцев, если нет других работ, или 12 — 15 месяцев в иных случаях. Проекты, которые длятся более 18 месяцев, как правило, требуют ревизии, а те, что не дали результата после двух лет работы, должны быть закрыты, разумеется, если речь не идет о полете к Марсу.

Вторым по важности индикатором эффективности является уровень финансирования. Про успешные компании с хорошим доходом речи нет: известно, что наилучшими являются инвестиции в людей, особенно в образование и переподготовку разработчиков. Но как быть, если лишних средств нет или разработку ведет сторонняя компания? Обычно на разработку уходит 10—15% дохода, причем меньшие цифры достигаются за счет многократного использования внутрифирменных наработок. То есть наличие технической политики, внедрение внутренних стандартов и требований к повторному использованию наработок позволяют на треть сократить расходы на разработку. Так обычно происходит в средних и больших компаниях. Принесет ли пользу превышение этих цифр? Сомнительно. Это как раз тот случай, когда перекормить хуже, чем недокормить, и если дела у вас обстоят именно так, следует искать причину.

Как можно охарактеризовать общий уровень российских разработок? Скажем так, он соответствует уровню развития всей экономики. Мы разрабатываем именно такие изделия, потому что у нас соответствующий уровень производственных технологий, с одной стороны, и мы должны удовлетворять чаяния потребителей (таких же, как мы) — с другой. Можно лишь отметить, что уже пройдена некая критическая точка и главной целью разработки становится не дешевизна, но — качество. Потребители требуют качества и готовы за это платить. И это обнадеживает.

Что касается возможных стратегий развития для дизайн-центров и контрактных разработчиков, то мне видится такая картина. В случае когда заказчиком является завод-производитель, после передачи разработки в производство остается открытым вопрос поддержки. Общепринятая сегодня бизнес-модель подталкивает производителя к непрерывному усовершенствованию процессов и продукции, что, в свою очередь, приводит к необходимости постоянного и все большего участия разработчика в поддержке изделия. Завтрашний день контрактной разработки — предоставление полного сервиса «под ключ», включая пожизненную поддержку, использование интернет-портала с документацией и т.д. Вполне вероятен такой вариант развития производственных отношений, при котором именно дополнительные услуги станут основным источником дохода контрактных производителей.